ТОО ZIMA C.S. Kazakhstan

Продал все, чтобы воплотить идею в жизнь: удивительная история казахского изобретателя.

Кайрат Нурлыбеков прошел через череду неудач в бизнесе, но не опустил руки. Его новый проект – дело, в которое он вложил не только свои силы, но и все, что у него было – сбережения, машину и квартиру. И это не просто бизнес, а изобретение, которое, как надеется Кайрат, станет прибыльным проектом и принесет реальную пользу. Вот история изобретателя аппарата для сушки обуви и основателя компании ТОО ZIMA C.S. Kazakhstan Кайрата Нурлыбекова: https://probusiness.io/experience/5034-prodal-vse-chtoby-voplotit-ideyu-v-zhizn-udivitelnaya-istoriya-kazakhskogo-izobretatelya.html

Сайт ТОО ZIMA: http://www.zima-cs.com/

Все началось с череды неудач…

Я получил высшее юридическое образование в Москве. Но из-за семейных проблем вуз окончил не сразу – пришлось на год брать академотпуск.

Наша семья была успешной в 90-х годах: у родителей был стабильный бизнес, они занимались овощеторговлей, имели несколько торговых точек, магазины. Но в конце 90-х мы потеряли все и оказались в съемной 2-х комнатной квартире. Я уехал в Алматы на заработки в Астану – чтобы окончить вуз и поступить на госслужбу. Было тяжело. Но в итоге все получилось.

После учебы я смог устроиться в Министерство юстиции, затем в Генеральную прокуратуру. На со временем я стал понимать, что работа на госслужбе – это не мое. При этом семейные проблемы все еще не были решены, оставались долги, которые надо было возвращать. И мы с родителями создали компанию по очистке воды в селах: ставили ММУ (модульно-мембранные установки). Спустя год мы охватывали уже 3 области Казахстана. Но в основном это были госзаказы, которые поступали нам на основе тендеров. Через какое-то время заказчики в лице районных администраций, видя, как это работает, начали создавать свои «карманные компании», перекрывать доступы к тендерам, к закупкам… Заказов становилось все меньше – и спустя 3 года нам пришлось закрыть компанию.

Когда-то родители купили землю, на которой я и сам в юношестве успел 2 года поработать – выращивал арбузы, дыни, баклажаны и т.д. Так вот, на этом участке оказалась скважина с нефтегазовыми запасами, в советские времена она была действующей.

В интернете нашли информацию о ее глубине, запасах, возможностях. Начали искать инвесторов для разработки. Приезжали люди из Китая, Японии, ЮАР. Но все боялись рисковать. Только ребята из ЮАР, убедившись в наличии запасов, согласились подписать с нами контракт. Однако как раз в этот период, в 2008 году, наш президент подписал меморандум о запрете на какие-либо частные работы, связанные с нефтегазовым сектором. Мы крупно «попали» с этим проектом, и я снова оказался у разбитого корыта. Раздав долги, снова пошел на службу.

Постепенно отошел от потрясения, начал оживать, появилось желание заняться чем-то интересным. Приятель предложил мне продвигать продажу биологического препарата для очистки замазученных земель. Я согласился и стал работать коммерческим директором в Национальном центре биотехнологии Казахстана. За 1,5 года одну из самых отсталых лабораторий – экологических проблем – вывел в лидеры. Зарплаты выросли на 200-300%, увеличилось количество заявок и патентов на микробиологические штаммы. Удалось заработать первые хорошие деньги – и спустя 2 года я создал свою компанию по решению экологических проблем.

Все шло хорошо, но 2014 год был очень тяжелым. Выживать могли только компании, владельцами которых были люди с сильным административным ресурсом. Поэтому этот проект тоже пришлось закрыть.

Я решил, что теперь займусь только таким делом, в котором не буду зависеть ни от каких адмресурсов.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Как родилась идея изобретения

Благодаря небольшой накопленной финансовой подушке, у меня было время осмотреться, почитать литературу. И подумать, чем я могу заняться дальше. В 2015 году заболела моя мама и я стал ездить с ней на обследования, лечение. Это случилось зимой — погода была слякотная, грязная. Я заметил, что поликлиники, больницы предъявляют к посетителям требования носить бахилы, но не везде эти бахилы были. А если и были, то надевать их, особенно беременным женщинам, пожилым людям было проблематично. Да и ходить в них не очень удобно: на кафельном покрытии большой риск поскользнутся. Не говоря уже про то, что они часто рвутся, а снимать грязные бахилы – не очень приятно. В общем, я понял, что проблемы они не решают, а только доставляют лишние хлопоты.

Я все время держал маму за руки, надевал ей бахилы и думал об этом: неужели нет другого решения.

Я начал искать, но ничего так и не нашел. И тогда у меня родилась идея – я придумал аппарат для сушки обуви. Весной 2016 приступил к созданию первого прототипа, параллельно подал заявку на патентование. За обслуживанием этого процесса и защитой моих интересов обратился к юристам в Америке.

Потом были длинные дни, ночи, переживания, прототип за прототипом, ненужные затраты, срывы и т.д. Сегодня я уже продаю первые пробные аппараты – среди покупателей банки, гостиницы, бизнес-центры, больницы, стоматологии. Не только в Казахстане, но и в Москве. Правда, пока они единичны, т.к. заказы удалось собрать только к концу весны, а это не самое лучшее время для продаж подобного аппарата. Сейчас готовлюсь к сезону.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

От прототипов к продажам

Сразу после того как я принял решение изобрести собственный аппарат, я начал делать первые наброски, чертежи. У меня нет технического образования, но я с детства любил технику и геометрию. С первыми набросками пошел в институт интеллектуальной собственности и подал заявку на патентование. К слову, после я подавал заявки в несколько патентных ведомств, в том числе в международные, в США, в Китае. В итоге получил 2 патента в Казахстане, в следующем году надеюсь получить в США,  к 2020 году в Китае.

Далее занялся поиском инженера, дизайнера, конструкторских бюро, с которым можно было сотрудничать. На это ушло порядка 2-3 месяцев. Затем открыл цех, закупил материалы для производства, создал сайт, начал давать рекламу своего продукта.

Первыми инвестициями стали мои небольшие накопления, около $ 30 000. Но этого оказалось мало. Пришлось продать хороший, почти новый японский автомобиль.

Был уверен, что теперь-то уж точно хватит. Но нет… Тогда я продал и собственное жилье. Это решение далось мне очень тяжело, у меня семья, но просчитать заранее все риски было просто нереально, а дело было уже запущено. В итоге в изобретение на данный момент вложено около $ 200 000.

Всего за 2,5 года было создано три прототипа. Сейчас готовый образец запущен в продажу.

Первый прототип показал, что нужны доработки. Металл получился, но с электроникой были проблемы. Я понимал, что от первого прототипа и не стоит ожидать многого. Зато появилось понимание, в каком направлении двигаться дальше. Второй прототип был круче по дизайну, легче и функциональнее, но с электроникой и временем сушки подошвы обуви у нас не ладилось. Долго пытались решить задачу, но у нас все никак не получалось. Ребята даже хотели уже отказаться от моей идеи. На день-два мы отходили от проекта, чтобы перезагрузиться, потом остывали и начинали снова. Я понимал, что реально в результате заинтересован только я — приходилось подбадривать и мотивировать команду.

В итоге у нас получилось обсушить подошву за 30-40 секунд, но и этот прототип оказался не очень функциональным, у него были свои проблемы – вес, высота и электроника.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Посмотрев на аппарат свежим взглядом глазами будущих клиентов, опросив людей и дав им аппарат на испытание, мы сделали выводы и приступили к третьему прототипу. Мы понимали, что он уже точно должен быть серийным, поскольку финансирование заканчивалось.

Испытав третий прототип во многих учреждениях Астаны и получив в основном положительные отзывы, я приступил к организации производства и начал собирать аппарат.

Когда поступил первый заказ, мы делали его и учились одновременно. Работали иногда до 3-5 утра.

В результате успели поставить покупателю товар вовремя. Но он несколько раз выходил из строя – и каждый раз мы заменяли его на новый аппарат. Благо, клиент отнесся к ситуации с пониманием, а я смог выяснить причины поломок – и устранить их. Все проданные после этого аппараты функционируют нормально.

На лето пришлось приостановить деятельность, поскольку продукт сезонный. И вот сейчас у нас начался новый сезон.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

О клиентах и команде

Первыми клиентами были, конечно, мои знакомые. Потом знакомые знакомых. Одним из первых крупных клиентов стала крупная российская телекоммуникационная компания, которая узнала о нас из передачи на канале РБК.

Больше всего среди наших клиентов больниц, поликлиник, представители бизнеса. Но есть и частные лица.

Сейчас продвигаемся в соцсетях – Фейсбук и Инстаграм. Пробуем другие каналы. Маркетинг отдали на аутсорсинг.

На старте команды как таковой у меня не было. По ходу дела ко мне присоединился мой студенческий друг, затем брат и его супруга. Остальные приходили по мере необходимости и, выполнив свою задачу, уходили. Сейчас у меня есть представители в нескольких городах Казахстана, в Москве и Санкт-Петербурге. Локально, кроме меня и моих близких, есть административный отдел, закупки, бухгалтер и несколько человек в цеху.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Наши ожидания и планы

Все будет зависеть от заказов, но выйти на рентабельность я планирую в течение двух лет. Это при условии, что в этом году будет 200 продаж, а в следующем – не менее 400. При таком раскладе за озвученный период мы выйдем в ноль и дальше можно будет говорить о рентабельности в 50%.

Сегодня мы можем собирать 70-100 аппаратов в месяц. Стоимость каждого около 600 евро.

Помимо продаж, мы планируем освоить рынок аренды аппаратов. Многим, например, торговым центрам, такая услуга актуальна именно в сезон.

Мой бизнес нов, понятен, лаконичен. Я занял свою нишу. Поэтому я верю в то, рынок оценит мои старания.

Комментарии закрыты.