Телефон/факс 8 (351) 729-93-93

Лазерные технологии, лазерная резка, гидроабразивная резка, гибка металла, плазменная резка

РусскийEnglishFrançaisDeutsch

Опубликовано 10 Июл 2008

Российские инновации. Блохи на поток

Виктор Цукер, обозреватель журнала «Эксперт Северо-Запад»

Промышленники России еще могут подковать блоху – делают уникальную продукцию, внедряют технологические новшества, рапортуют о ноу-хау. Но в большинстве компаний инновации не любят.

Лазерная технологияБалтийский завод в Санкт-Петербурге недавно изготовил беспилотный глубоководный аппарат, способный погружаться на глубину до 10 тыс. м. Свое детище на Балтзаводе называют уникальным, не имеющим аналогов в мире. Несмотря на то что изготовление глубоководной техники – одно из перспективных направлений машиностроения, немногие страны мира способны ее проектировать и строить. «Одному Китаю надо десяток таких изделий, но титан варить китайцы пока не научились», – говорят на Балтзаводе.

Аппарат спроектирован российскими конструкторами для научно-исследовательских целей, но имя разработчика (в России на таких изделиях специализируются ЦКБ «Лазурит», ЦКБ МТ «Рубин», СПМБМ «Малахит») держат в секрете и сам глубоководник никому не показывают. Известно только, что он состоит из двух сферических корпусов, приборного и рабочего, а также блока плавучести с секциями, соединенными между собой каркасной рамой. Длина изделия 7 м, диаметр – 1,5 м, вес – 3 тонны.

На заводе уже есть опыт изготовления глубоководной техники. Так, в 2005 году предприятие сделало корпус пилотируемого батискафа для иностранного заказчика. Обитаемая сфера была сварена из титана толщиной до 120 мм. Такое подводное судно способно погружаться на глубину до 7 тыс. м для исследований глубоководных областей Тихого океана и разведки подводных месторождений природных ресурсов.

Выполнить заказы по глубоководной тематике Балтзаводу позволили собственные разработки – технология сварки титановых конструкций повышенной толщины. Так, сварщики использовали горелки с подводом охлаждения и защитой от окисления металла.

Длинный шлейф
Выпускаемые отечественными предприятиями уникальные по мировым и российским меркам изделия, как и внедряемые в производство технологические новшества, часто являются результатом инновационного задела советского прошлого. Они используют результаты НИОКР и научных исследований тех лет. Например, современные дробильные машины с виброприводами КИД-1500 и ВЩД 440х800 созданы на базе научного открытия, сделанного еще в 1980−е годы ленинградской фирмой «Механобр». По словам директора по развитию и исследованиям НПК «Механобр-техника» Василия Арсентьева, уникальность дробилок в том, что они разрушают твердые материалы не путем сжатия, как традиционные машины, а посредством многократного воздействия с помощью вибраций. Поэтому они в состоянии измельчать особо твердые материалы, затрачивая при этом меньше энергии, чем стандартные установки.

Впрочем, постепенно растет количество новинок, сделанных именно в последние годы. Одна из них – вертолетный двигатель ВК-800 мощностью 600−1000 л.с. По мнению экспертов, создание ВК-800 – весьма значимое событие для российского двигателестроения. «В России создано очень мало действительно нового, не прорастающего корнями в разработки времен СССР. ВК-800 – одна из таких новинок, – утверждает заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко. – Разработчик двигателя компания „Климов“ заявляет, что ВК-800 изготовлен по безбумажной технологии, в двигатель закладывается снижение эксплуатационных расходов, в том числе за счет повышения топливной эффективности. Это действительно признаки двигателя для самолета пятого поколения».

Сегодня, в эпоху глобализации, успешным промышленником может быть только тот, кто предлагает продукт, конкурентоспособный не только на внутреннем, но и на международном рынке. Поэтому тот же ВК-800 ждет непростое будущее: мировые лидеры авиадвигателестроения – Rolls-Royce, Turbomeca, Pratt & Whitney – давно и успешно кооперируются с крупнейшими мировыми производителями вертолетов, и потеснить их на обжитых рынках практически невозможно.

Тем не менее нельзя сбрасывать со счетов значение внутреннего спроса, который растет по многим направлениям и дает возможность новаторам создать задел для экспансии за границу. Так, «Псковгеокабель» на международном рынке пока не работает, однако единичные поставки кабеля в Польшу, Испанию, Колумбию говорят о том, что псковская компания может побороться с зарубежными коллегами, например в сегменте грузонесущих кабелей. Наращивая долю инновационных продуктов в своем обороте, «Псковгеокабель» каждый год создает два-три принципиально новых продукта. Из последних изделий это нагревательные кабели, шлангокабели, а также грузонесущие кабели, сердечником которых является оптоволокно. Инженеры «Псковгеокабеля» самостоятельно создали преформатор. Его назначение – особым образом деформировать проволоку, перед тем как она станет броней кабеля. Как заявляют псковичи, аналогов этого устройства в мире нет.

Со своим уставом
Опыт «Механобра» демонстрирует одну из особенностей инноваций в российской промышленности. Основные конкуренты «Механобра» – западные фирмы – развиваются путем глубокого совершенствования стандартных машин с помощью новейших машиностроительных технологий. Но эти технологии недоступны российским заводам. «Поэтому мы пошли по другому пути и изменили принцип действия машин, что повлияло на их параметры, но не потребовало при этом существенного обновления машиностроительных производств», – говорит Арсентьев.

Похожие вещи пару лет назад рассказывал корреспонденту «Эксперта С-З» генеральный директор ЛОМО Александр Аронов. По его словам, на предприятии при изготовлении гражданской продукции, к примеру микроскопов, предъявляют повышенные требования к оптике и этим компенсируют недостатки в использовании микроэлектронной инфраструктуры, без которой современная микроскопия немыслима. «Россия в области микроэлектроники отстала навсегда. Поэтому, даже комплектуясь западной микроэлектронной инфраструктурой, мы все равно немного проигрываем, так как до конца не понимаем ее возможностей», – сетует Александр Аронов.

Всесильный и неповоротливый
Во времена СССР инновационный паритет нашей страны и развитых государств Европы и Америки обеспечивали прежде всего предприятия военно-промышленного комплекса (ВПК). И сейчас часть оборонки сохраняет свою конкурентоспособность, в ее недрах рождаются инновационные продукты. Но они с большим трудом трансформируются в гражданские образцы. И дело даже не в том, что военный продукт изначально создается под специфические задачи, а такие характеристики, как себестоимость или промышленный дизайн, отходят на задний план, – у предприятий нет особой нужды делиться разработками с кем-либо еще. Как нет и навыков самостоятельного вывода продуктов на конкурентный рынок. Поговорите с оборонщиками, и вопросы отпадут сами собой. «Все новинки и реальные уникальности, которые мы делали и делаем, идут под грифом секретности. А по гражданке ничего интересного в плане НИОКР и ноу-хау у нас нет – обычные разовые механосборочные контракты и немного металлургии, – звучат неутешительные слова на ГОЗ „Обуховский завод“. – Есть атомная тематика, но по ней мы уже 30 лет делаем сервоприводы для реакторов РБМК».

Тем не менее есть и положительные примеры. Так, специалисты Балтийского завода создали гребной винт с улучшенными гидродинамическими характеристиками. Изначально изделие проектировалось как малошумный винт для военных кораблей, но оказалось, что благодаря универсальной конструкции лопастей оно подходит и для гражданских судов. Уникальная профилировка сечения винта использует профилировку крыла самолетов, летающих на околозвуковых скоростях. Запатентованная форма лопасти позволяет существенно снизить эффект кавитации (образования вакуумных областей вокруг поверхности лопастей). Это повышает кпд изделия и значительно уменьшает вредные для металла вибрации. Соответственно, срок службы такого винта увеличивается в несколько раз. По некоторым оценкам, использование винтов такого типа позволит судовладельцам экономить до 70 тыс. долларов в год на плановых ремонтах и снижении расхода топлива. Первым заказчиком нового гребного винта стала в 2005 году британская компания Bayside Universal Inc.

Таких примеров могло бы быть больше, но затеянная государством в середине 1990−х годов конверсия ВПК провалилась, большая часть оборонки по-прежнему ждет гособоронзаказа как манны небесной. И, похоже, она ее дождалась – военный бюджет государства в последние годы стремительно растет. При этом ВПК в массе своей остался абсолютно недиверсифицированным. Предприятия ничего не предпринимают для освоения новых рынков, ничего не меняют в структуре своего производства. Неудивительно, что многочисленные эксперты предрекают ВПК практически полную потерю конкурентоспособности лет так через десять, когда вконец истощатся человеческие ресурсы – старое поколение специалистов уйдет, а новое так и не появится.

Разорванная цепь
Успешный мировой опыт показывает, что основная часть инноваций создается в предпринимательском секторе, прежде всего – в крупных корпорациях, которые занимаются организацией, финансированием и коммерциализацией исследований фундаментального и прикладного характера. Важнейшую роль при этом играют результаты инновационного поиска малых наукоемких фирм, которые интегрируются гигантами в единое целое при реализации масштабных проектов.

На первый взгляд в России дело обстоит похожим образом. Крупные компании, включившие в свой состав отраслевую науку («РУСАЛ» является собственником института «ВАМИ», «Евразхолдинг» – института «Гипроруда», «Севкабель-Холдинг» – НИИ «Севкабель»), начали тратить солидные по российским меркам деньги на НИОКР. Это дает определенный эффект. Недавно компания «СибКОТЭС» (входит в Группу Е4) стала обладателем трех новых патентов, позволяющих повысить эффективность и безопасность производства тепла и электроэнергии, снизить вредные выбросы в атмосферу. Первый патент – на изобретение СВЧ-плазматрона, предназначенного для воспламенения угольной пыли, плавки металлов, разложения химических веществ, второй – на способ двустадийного сжигания топлива и топки для его осуществления, третий – на систему диагностики масляного выключателя высокого напряжения.

Найдутся в стране и малые наукоемкие компании, которые готовы ломать голову над сложными задачами. Причем это у них получается весьма успешно. Так, небольшая фирма «Лазерный центр» сама проектирует и производит (пока, правда, в небольшом количестве) станки, использующие оптический лазер в качестве основного инструмента. «Универсальность лазера позволяет делать станки разного применения, от резки и сварки металлов до маркировки изделий», – говорит управляющий директор департамента прямых инвестиций «ВТБ Управление активами» Андрей Зюзин. Или, например, компания «Русские навигационные технологии» (РНТ) производит собственный GPS-прибор. «РНТ разработала программно-аппаратный комплекс, на Западе называющийся модным словом „флит-менеджмент“ (система управления автопарком. – „Эксперт С-З“), который позволит расширить возможности изделия. Для развитых стран российский прибор не новшество, но для России со своей системой позиционирования это достаточно новый и перспективный продукт», – продолжает Андрей Зюзин.

Но есть одно существенное отличие от международной практики – российский малый бизнес пребывает в полном загоне и изобретает все на свой страх и риск. Он фактически не нужен ни государству, ни крупному капиталу: они до сих пор озабочены главным образом текущими задачами и о перспективе практически не думают. Система поддержки startup-компаний в России пока так и не сложилась, а самостоятельно довести идею до прототипа, а прототип – в серию удается немногим.

Большинство не рискует
Наиболее действенной мотивацией к внедрению инноваций в промышленности является то обстоятельство, что для сохранения своей доли на рынке в условиях обостряющейся конкуренции необходимо решать множество проблем (повышать качество, развивать продуктовый ряд, выводить на рынок сложную продукцию с новыми потребительскими свойствами), а внедрение инновации позволяет этого добиться. Еще одним важным стимулом является повышение государством экологических, энергосберегающих и других стандартов.

Однако любая инновация требует денег, времени и управленческих усилий на ее разработку и внедрение. А самое главное – собственная инновация чревата значительными рисками, ведь новый продукт может быть не принят рынком, а значит, все усилия окажутся потраченными зря. У России есть еще одна особенность – пока у нас вложения в маркетинг намного рентабельнее, чем вложения в инновации.

Выбирая между этими аргументами, большинство российских промышленников решает не рисковать. По данным Высшей школы экономики, удельный вес организаций, осуществляющих инновации в промышленности, в РФ в пять-шесть раз ниже, чем в Германии, Канаде или Австрии. Те же, кто идет на риск, в основном вкладывают в замену устаревшего оборудования и только незначительную часть направляют в исследования и разработки, а также на покупку новых технологий.

В начале года Институт экономики переходного периода провел опрос предпринимателей, который продемонстрировал неутешительные результаты: инновационный путь роста конкурентоспособности – создание и выпуск новой продукции – становится все менее популярным. Его поддержал только 51% предприятий против 61% в 2006 году. Проведенный опрос не мог учесть реалий глобального кредитного кризиса, приведшего к повышению стоимости заимствований для компаний. Это еще больше усложнит жизнь российскому промышленнику, сделавшему ставку на ноу-хау.

Санкт-Петербург

ХОТИТЕ УЗНАТЬ БОЛЬШЕ? звоните: +7 (351) 729 93 93 пишите: lastech08©mail•ru приезжайте: г. Челябинск Троицкий тракт, 9